Описание ТИМа ЭСЭ - Гюго, часть 2 - Соционика - Каталог статей - Personal site
Вторник, 2016-12-06, 7:54 AM
Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход

Семейный сайт Петровых

Страницы сайта
Категории раздела
Познавательное [3]
Познавательное
Развлекательное [7]
Анекдоты, игры, задачки,...
Соционика [32]
Материалы уголка соционики
Наш опрос
Ваш любимый семейный отдых
Всего ответов: 39
Форма входа

Каталог статей

Главная » Статьи » Соционика

Описание ТИМа ЭСЭ - Гюго, часть 2
В начало

Этико-сенсорный экстраверт - "Гюго", часть 2.

Гюго очень старается быть дальновидным и предусмотрительным, что у него, к сожалению, не всегда получается. Поэтому любую критику по этому поводу воспринимает исключительно болезненно. Положение коренным образом меняется, когда партнером Гюго становится его дуал. Робеспьер великолепно умеет распланировать время с таким расчетом, чтобы не создавалось никаких предпосылок для перегрузок и перенапряжения. Робеспьер корректирует планы Гюго, регулирует темпы его деловой активности, создает ему режим самой оптимальной жизнедеятельности — условия, при которых высокая продуктивность работы сочетается с самым рациональным расходом времени. В плане прогнозов, Робеспьер также предпочтительнее всех других типов-"интуитов", поскольку он единственный, кто подсознательно настроен на интуитивные ощущения Гюго. Кроме того, его прогнозы всегда имеют логическое обоснование, а потому кажутся Гюго особенно убедительными, поскольку для Гюго убедительно все, что логично.

С помощью Робеспьера Гюго экономит время, необходимое на обдумывание и решение важных задач, поскольку любая мысль, которую Гюго безуспешно пытался обдумать, обосновать и понять, в изложении Робеспьера сразу становится простой, естественной и доступной для понимания. И здесь мы подходим к описанию следующей, "внушаемой" функции Гюго — логике соотношений.

Блок СУПЕРИД*5-я позиция* Суггестивная функция* "Логика соотношений" 

Гюго убеждает только то, что логично. Уважает людей, умеющих рассуждать логически, умеющих высказываться по существу, способных четко и ясно излагать свою мысль. Старается сам быть рассудительным, хотя знает, что ему это несвойственно. Гюго часто рассказывает о своих безрассудных поступках, как бы приглашая посмеяться над своим легкомыслием. Изучая какой-либо предмет, Гюго старается увидеть в нем систему. Чем более систематизировано обучение, тем легче оно им усваивается. Гюго убеждают систематизированные доводы. 

Понятие "система взглядов" для Гюго звучит очень убедительно. Человек с системой взглядов у Гюго всегда вызывает истинное уважение. Особенно, если "система взглядов" того заслуживает. Факты для Гюго — самый убедительный аргумент. Обычно он собирает информацию по всем каналом одновременно: книги, друзья, знакомые, радио, телевидение и т.п. Вступая в спор. Гюго часто ссылается на факты, известные ему из доступных источников. Причем, уже сославшись на какой-то общеизвестный факт. 

Гюго отказывается воспринимать какие-либо возражения или опровержения, особенно если они бессистемны, сумбурны и хаотичны. В такой ситуации он способен выслушать только того, кто сумеет логично, наглядно и лаконично опровергнуть те доводы, которые Гюго прежде считал неопровержимыми. Как правило, именно таким оппонентом оказывается его дуал Робеспьер — единственный, кто способен собрать хаотично разбросанные мысли Гюго "в одну точку". Робеспьер не только наводит порядок в "интеллектуальном хаосе" Гюго — он учит его мыслить логично; помогает ему сосредоточиться на каких-то важных проблемах, построить правильный ход рассуждений. Одним словом, он помогает Гюго развить свой интеллектуальный потенциал. 

Под влиянием Робеспьера Гюго становится более собранным, сосредоточенным, рассудительным. Он уже не позволяет себе совершать необдуманные поступки, имеющие тяжелые последствия. Упорядоченные мысли открывают для Гюго новое понимание окружающих его явлений, открывают новые перспективы и новые возможности. 

Блок СУПЕРИД* 6-я позиция* Активационная функция* "Интуиция возможностей" 

Новые открывающиеся возможности пробуждают деловую активность Гюго. С огромным энтузиазмом он поддерживает всякое начинание, загорается новыми идеями.

Живет в постоянном ожидании каких-то невероятных событии, которые самым неожиданным образом перевернут всю его жизнь. Живет в постоянном ожидании чуда. Часто говорит о своих предчувствиях перемен. Подсознательно готовится к этим переменам. У него появляется неожиданное желание сделать какую-то покупку из расчета возможных перемен. (" Вот я сейчас выйду из дома и вдруг встречу своего "принца"!... Кстати, а в чем я его встречу?..") Гюго верит в судьбу, верит в перемены к лучшему. Затевая какое-то дело, часто рассчитывает на удачу и везение. “Другим везет, а чем я хуже?” 

Ему очень импонируют удачливые люди. Может на последние деньги купить лотерейный билет. Часто проводит аналогию между жизнью и лотереей: "Любовь — лотерея", "Судьба — лотерея". Гюго с интересом слушает всякие новости. Причем часто, исходя из этих новостей, делает какие-то свои логические и экономические расчеты. "Сейчас передавали по радио: с нового года повышают пособие для матерей-одиночек! Я посчитала— это полторы зарплаты! Теперь-то я наконец смогу себе новую мебель купить! Я ее как раз из этого пособия и выплачу!" Гюго много и охотно говорит о своих успехах, о возможностях и способностях. И даже там, где чувствует себя недостаточно уверенно, не позволяет усомниться в своих способностях. 

От него можно услышать изречение типа: "На свете нет ничего невозможного" или "Можно всего добиться, надо только очень захотеть". Если Гюго чувствует, что в его возможностях все-таки сомневаются, он как бы сразу заводит разговор о каких-то своих достижениях и успехах. Причем для большей убедительности обязательно расскажет, как высоко оценивались его успехи и какие отзывы были о его работе. Собственные успехи и возможности — тема, на которую Гюго охотно откликается. 

Рассказывая о своих способностях, Гюго так активно и так эмоционально старается воздействовать на собеседника, как будто боится, что этот вопрос кто-то поставит под сомнение. Успехи и способности его детей для Гюго самая трепетная тема. Детское творчество производит на любого из представителей этого типа глубокое впечатление. Например, слушая детское пение, любой из них умиляется до слез, независимо от того, свой ребенок поет или чужой.

В отличие от Дюма, который не считается с затратами на образование детей, Гюго старается своим детям дать максимум образования при минимальном расходе средств. Например, если Гюго работает в художественно-керамической мастерской, он может приносить своему ребенку глину и краски. ("Разве может такое быть, чтобы ничего нельзя было принести с работы?!") Может упросить начальство разрешить ему обжигать в производственных печах изделия своего отпрыска, а когда в этих просьбах начнут отказывать, может это делать тайком. 

За оплату частных уроков Гюго торгуется как на рынке и всегда рад возможности получить побольше "пробных" бесплатных уроков. Гюго часто видит корень своих проблем в том, что у него крадут его права, а следовательно, и возможности. Часто свои неудачи списывает на несправедливость, проявленную по отношению к нему. Гюго всегда активно борется за свои права и за возможности, которые ему эти права предоставляют, поскольку ввиду некоторой ограниченности его интуиции считает, что возможности предоставляются именно правами: "Если тебе не дано, так ты и взять не можешь".!? противном случае нарушается правовое равенство, что в свою очередь может привести к хаосу, анархии и разрушению разумных и справедливых устоев общества. 

Неравенство возможностей всегда вызывает осуждение Гюго и здесь он полностью сходится во мнении со своим дуалом Робеспьером. 

Блок ИД* 7-я позиция* Наблюдательная функция* "Этика отношений" 

Гюго считает, что общество только тогда может называться справедливым, когда оно предоставляет всем своим гражданам равные права и равные возможности. И именно на этом принципе выстраивается этическая платформа диады Гюго — Робеспьер: соблюдение правовых установок при распределении возможностей "этика справедливости". Из всех этических установок Гюго в первую очередь рассматривает соотношение прав и возможностей, поскольку считает, что ущемление в правах ведет к ограничению возможностей, а это в свою очередь мешает человеку проявить себя самым лучшим образом, мешает ему занять свое заслуженное место под солнцем. 

Гюго очень памятлив на любое проявление несправедливости и считает этичным и уместным об этом "своевременно" напомнить. Пример: юбилейный вечер Геннадия Хазанова. Все чествуют юбиляра, выступают с поздравлениями, отмечают его заслуги. И вот выступает один из популярнейших актеров, представитель описываемого типа, и припоминает, что в таком-то году уважаемый юбиляр не был принят в театральный институт в то время, как другие актеры (из числа присутствующих в зале) были туда приняты, благодаря своим связям, хотя ничем особенно выдающимся себя в искусстве не проявили. 

Разумеется, по отношению к упомянутым актерам этот поступок можно было бы рассматривать как неэтичный, но в том-то как раз и заключается доминирующий принцип этики Гюго: справедливость — превыше всего. Если какие-то люди несправедливо воспользовались своими возможностями, можно без всяких угрызений совести бросить в них камень. Гюго, по крайней мере лучшие представители этого типа и сами стараются следовать этому этическому принципу. Пример: участвуя в телеигре "Поле чудес", представительница этого типа, популярная и любимейшая актриса выражает готовность отказаться от своего права на выигрыш, поскольку ответ на заданный вопрос ей подсказал другой участник игры. И только после того, как ведущий рассудил, что она имеет право воспользоваться этой подсказкой, она называет слово и выигрывает игру. 

Следуя заповеди "Зуб за зуб, око за око", Гюго сосредотачивает свое внимание только на абстрактном уравнении этих понятий: за добро надо платить добром, за зло — злом. Но где сказано, что меры твоего и моего "добра" совпадают? И что зло, причиненное мне, эквивалентно злу, причиненному тебе? Самым естественным эквивалентом собственных этических ценностей для Гюго всегда являются ценности материальные. Например, ему свойственно весьма оригинальным способом проверять предел щедрости своего партнера: "Когда я иду с новым другом в ресторан, я заказываю все сам-м-мое лучшее! Сам-мое дорогое! И все в огромных количествах — все! А если он не расплатится, у меня всегда есть деньги про запас..." Если в результате таких проверок Гюго все-таки оказался в одиночестве, у него по крайней мере остаются и приятные воспоминания, и некоторая материальная компенсация: "Ну и что, что он вернулся к своей жене?! Зато все его деньги остались у меня. Все, какие были, все мои!" 

Только в партнерстве с Робеспьером у Гюго не возникает никаких сомнений по поводу равенства во взаимоотношениях. Только в этом случае он чувствует, что получает не меньше, а даже больше, чем дает. Только в отношениях с Робеспьером, чьи достоинства имеют для Гюго особенно высокую значимость, а недостатки кажутся совершенно незначительными, Гюго перестает просчитывать, "сколько добра он сделал и чем ему за это отплатили". В общении с партнерами Других психологических типов Гюго постоянно испытывает ощущение несправедливости взаимоотношений, ему всегда кажется, что он отдает гораздо больше, чем получает. Он постоянно чувствует себя обделенным и у него в свою очередь возникает желание восстановить справедливость, причем далеко не самыми этичными методами.

Блок ИД* 8-я позиция* Демонстративная функция* "ВОЛЕВАЯ СЕНСОРИКА" 

Свою этическую неудовлетворенность Гюго обычно компенсирует приоритетом по волевой сенсорике, т.е, старается заполучить силовое превосходство там, где, по его мнению, уже нет и не может быть этического равенства. Для этого Гюго стремится сосредоточить в своих руках все сферы влияния и все материальные ценности своего партнера, который к этому времени уже становится его противником, старается полностью парализовать его волю и активность. 

В условиях субъективно ощущаемого "этического неравенства" у некоторых представителей этого типа развивается опасение, что к его родным детям относятся хуже, чем к падчерице или пасынку ("комплекс Золушкиной мачехи"). В этом случае Гюго может "восстанавливать справедливость", добиваясь огромного преимущества и явного перевеса своих интересов. Причем делает это с таким волевым напором и с такой эмоциональной атакой, чтобы больше ни у кого никогда не возникло желания их оспаривать.

В партнерстве с Робеспьером у Гюго не возникает этических предпосылок для такой ситуации, поскольку Робеспьер с подчеркнутым, скрупулезнейшим педантизмом уравнивает в правах и обязанностях всех членов своей семьи, не делая ни для кого из них исключения. Гюго постоянно и повсеместно демонстрирует готовность защищать свои интересы, независимо от того, покушаются на них или нет. Для него очень важно доказать свое силовое превосходство в качестве предупредительной (профилактической) меры защиты его интересов. 

Любую форму собственной волевой защиты Гюго рассматривает как необходимое ответное действие на чью-то несправедливость и чей-то произвол, которые он старается не допускать, поскольку опасается ущемления своих прав, равно как и других неприятных последствий. А неприятностей Гюго старается не допускать. Поэтому изначально заявляет о себе как о человеке, который никому не позволит подавлять себя. 

Демонстрация силы и воли для Гюго — естественное состояние. Проявление волевой инициативы для него также естественно, как проявление инициативы этической. Гюго всегда свободен в проявлении своих чувств и желаний, но всегда настораживается, когда это себе позволяет кто-то другой. Сам боится проявить уступчивость, опасается, что это ущемит его интересы. Предпочитает, чтобы уступали те, кто "по другую сторону баррикады", в то время как "его команда" должна быть непреклонна и неуступчива. Часто демонстрирует свою решительность, настойчивость и целеустремленность, как бы предлагая свое поведение в качестве образца для подражания. (Гюго обычно очень подробно рассказывает, какие препятствия ему чинили и каким образом он их преодолевал, что ему на это сказали, что он на это ответил, и т. д. и т. п.) 

Гюго раздражают слабые (по его мнению) и пассивные люди. Но своего дуала Робеспьера он к таковым не причисляет — если человек готов жертвовать собой во имя идеи, он уже силен. Его только надо научить, каким образом можно отстоять идею без особого ущерба для себя. Гюго способен довольно точно оценить силовой перевес противника, кроме того, достаточно предусмотрителен, чтобы не лезть на рожон. В альянсе с Робеспьером Гюго умеет выждать время для того, чтобы самым рациональным образом применить свои волевые качества и в самый подходящий момент защитить свои права с наименьшими потерями для себя.



Категория: Соционика | Добавил: Александр (2009-10-16)
Просмотров: 1027 | Теги: описание ТИМа, соционика, описание психотипов, ЭСЭ, Гюго | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]