Описание ТИМа ИЭИ - Есенин, часть 2 - Соционика - Каталог статей - Personal site
Среда, 2016-12-07, 5:25 PM
Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход

Семейный сайт Петровых

Страницы сайта
Категории раздела
Познавательное [3]
Познавательное
Развлекательное [7]
Анекдоты, игры, задачки,...
Соционика [32]
Материалы уголка соционики
Наш опрос
Ваш любимый семейный отдых
Всего ответов: 39
Форма входа

Каталог статей

Главная » Статьи » Соционика

Описание ТИМа ИЭИ - Есенин, часть 2
В начало

Интуитивно-этический интроверт - "Есенин", часть 2, автор В. Стратиевская

Бпок СУПЕРИД*5-я позиция*Суггестивная функция* "Волевая сенсорика" 

Есенин не просто уважает сильных и целеустремленных людей, он не только восхищается ими. Он стремится стать частью их, быть "перышком под их крылом". Он стремится быть нужным и полезным им. Он всегда счастлив завоевать их дружбу и доверие и с восторгом принимает их покровительство. У Есенина есть способность находить себе сильных покровителей. У него есть своего рода тактика естественного отбора покровителей: есть те, кто послабее, но чьими услугами он пока еще пользуется, а есть действительно сильные и влиятельные люди, расположения которых он еще только добивается. 

Есенин не любит дружить со "слабаками" и "неудачниками". Не уважает людей, которые не умеют налаживать полезные связи, не способны "работать локтями" или даже не могут за себя "попросить", не говоря уже о том, чтобы "за себя постоять". Таких людей Есенин вообще не понимает. Иногда, вследствие этого качества, Есенин попадает под влияние людей, великолепно умеющих "блефовать" и создавать иллюзию престижа, людей, которые могут подолгу держать его "на крючке" и использовать как "шестерку". И хотя такого развития событий Есенин всегда старается избегать, он иногда попадается в эту ловушку, поскольку часто принимает желаемое за действительное. (Кроме того, "на всякого мудреца довольно простоты": находятся "интуиты" и посильнее Есенина) Собственной силой Есенин никогда не похваляется, никогда ее не демонстрирует, в силовых состязаниях предпочитает не участвовать. 

Есенина "на слабо" не возьмешь — он не в той "весовой категории": он не стесняется казаться слабым, потому что он умеет пользоваться своей слабостью. Он не видит ничего страшного в том, чтобы иной раз "поприбедняться" или разыграть из себя "сироту казанскую", а иначе, кто же ему будет помогать? Если интересы того требуют, Есенин может без особого труда разжалобить кого угодно. Взрослый мужчина может расплакаться как ребенок, если ему отказывают в помощи. Причем слезы в данном случае не будут им рассматриваться как признак слабости, ему не будет за них стыдно — пусть будет стыдно тому, кто проявляет равнодушие к его проблемам. Есенин прекрасно умеет и плакать, и упрекать одновременно. Причем безразличия к своим страданиям 

Есенин никогда и никому не прощает. (Он вообще никогда и никому ничего не прощает. Добро может и забыть, но зло — никогда! Равно как и зло, причиненное его близким людям, о чем считает своим долгом вовремя напомнить: "Ты забыл, как он с тобой поступил? Ты уже ему помогать собираешься?") Есенинская слабость имеет ту же подоплеку, что и жу-ковская сила: если Жуков старается казаться сильнее, чтобы не отдать ничего лишнего, то Есенин по той же причине старается казаться слабее, чтобы им лишний раз не воспользовались, чтобы не держали его "за фрайера". Здесь проявляется тот же самый "комплекс "шестерки", но только в интуитивной интерпретации. 

У Есенина есть свои методы "грести под себя" и строятся они на тонком эмоциональном воздействии и точном интуитивном расчете. Всегда интересно наблюдать, как Есенин заставляет других опекать себя: например, придя за компанию в ресторан (или в магазин), с милой непосредственностью может заявить, что у него сейчас нет денег, причем сделает это именно в тот момент, когда нужно расплачиваться. И опять же, "объявит" не просто так, а будучи уверенным, что у кого-то из его товарищей деньги действительно есть, и этот "кто-то" настолько хорошо к нему относится, что не сочтет за труд за него заплатить. (Есенин может даже не объявлять о своей неплатежеспособности, а с самым невинным и скромным видом спокойно выждать, пока этот деликатный вопрос не уладится сам собой без его участия.) Причем его собственная платежеспособность в данном случае не имеет значения: даже если у него и есть деньги, почему бы не позволить кому-то себя облагодетельствовать? Может, человеку этого очень хочется, тем более, что он уже доставил ему удовольствие своим обществом. (Уместно напомнить, что Есенин всегда, а в молодости особенно, уверен в своем обаянии.) 

В плане денежных расходов Есенин производит впечатление человека, хоть и непрактичного, но, что называется "себе на уме", который никогда не пойдет против собственной выгоды и которого очень нелегко "раскрутить" на какую-то "лишнюю", с его точки зрения, трату. Хотя сам себя Есенин обычно считает "широкой натурой". Необходимо заметить, что такая подсознательная тактика ориентирована на то, чтобы "раскрутить" Жукова, дуала Есенина, — тоже довольно прижимистого. Хотя именно с ним она "работает" не слишком долгое время: ровно столько, сколько потребуется Есенину на то, чтобы оценить истинные достоинства своего дуала и решить не размениваться на мелочи, дабы не потерять большего — его дружбы и покровительства. В свою очередь Жуков, который действительно не любит, когда его "выставляют" на лишние траты, не считает расходы на Есенина большой потерей, особенно, если действительно получает удовольствие от общения с ним (а если не получает, то легко и без сожаления с ним расстается, и никто не в обиде). 

Умение пользоваться чужой силой вовсе не исключает его желания развивать свою. Но как и все, Есенин делает это только для собственного удовольствия. Собственной физической силе Есенин довольно редко находит применение, хотя иногда (под настроение) может разыграть роль защитника, иногда может полезть в драку "за компанию", но на тяжелую физическую работу не подрядится и чудеса силы воли тоже не проявит. Есенину бывает трудно сделать над собой волевое усилие. Иногда, как бы подшучивая над собой, Есенин берет себя "за шкирку" (в буквальном смысле слова, т.е. сзади, за воротник), и "тащит" себя на рабочее место. Но лучше, когда необходимый "волевой импульс" ему задает его дуал Жуков. Есенин, так же как и Жуков, уважает систему власти и никогда не пойдет против сильных мира сего. Так же как и Жуков, Есенин примыкает к оппозиции только в случае безопасной и определенной для себя выгоды. Он так же конформен. И предпочитает не противопоставлять свое личное мнение мнению большинства. Способен, в силу необходимости, отказаться от своих убеждений или поменять их. С удовольствием будет работать в общественной системе, особенно на идеологической работе и в условиях свободного рабочего графика.

Блок СУПЕРИД*6-я позиция*Активационная функция* "Логика соотношений" 

Есенин очень активизируется, когда предоставляется возможность собрать важную для себя информацию. При всей кажущейся рассеянности он достаточно наблюдателен и всегда с легкостью находит людей, у которых может выведать что-либо для себя интересное. Так же как и Жуков, он считает, что информация — это огромная ценность, овладев которой, человек получает огромные преимущества. Есенин великолепно осуществляет сбор информации. Собирает ее по всем каналам — всестороннюю и самую достоверную. Есенин никому ничего не позволит от себя утаить, причем делает это очень естественно и непринужденно. Достаточно ему только захотеть и он с легкостью узнает все, что его интересует. 

Любопытство Есенина не знает границ, и именно потому, что никакими приличиями оно не ограничивается. С самым невинным видом Есенин может задать самый бестактный вопрос (типа: "А кто вам помог с пропиской?"), причем будет абсолютно уверен, что ему на этот вопрос ответят. Отбор информации и анализ ее проводится им очень тщательно: самую ценную информацию Есенин оставляет только для себя и для тех, к кому он относится так же хорошо, как к себе. От Есенина очень трудно что-либо скрыть, но еще труднее выспросить у него то, чего он говорить не желает. Есенин очень боится высказать какую-то важную информацию во вред себе. Очень не любит, когда его дезинформируют или несвоевременно информируют, хотя сам он может сделать и то, и другое: Есенин очень не любит, когда по отношению к нему применяют его же собственные хитрости. Таких вещей никогда никому не прощает, и именно в таких случаях в его лице можно нажить врага (а это очень опасно!): Есенин начинает понимать, что его кто-то перехитрил, что его кто-то здесь за "фрайера держит". У него тут же "включается" его комплекс "шестерки" и он начинает резко портить отношения с обидчиком. Собирая информацию,. Есенин оказывает особо ценную услугу своему дуалу Жукову, для которого "знание" —это всегда сила и защита. 

Есенину трудно быть логически последовательным, да он к этому и не стремится. Может сколько угодно себе противоречить, но при этом будет считать, что рассуждает достаточно стройно. Для того чтобы логически переспорить Есенина, не нужно подбирать особо весомых контраргументов. Есенин побеждает в споре не логикой, а этикой. И переспорить его исключитепьно трудно. Он слишком хорошо умеет уводить спор в сторону, "переводить на личности" и на выяснение отношений. Есенину бывает трудно проследить весь ход логических рассуждении — ему трудно сосредоточить внимание на широко развернутом логическом анализе. Поэтому ему удобнее всего воспринимать доходчивую и целенаправленную логику Жукова, способного объяснить самые сложные понятия, самыми доступными средствами, способного найти самые убедительные аргументы и выстроить их в том порядке, в котором они более всего убеждают. Формы логического изложения других типов-логиков Есенину никак не подходят. Для него они кажутся либо слишком запутанными и нагроможденными, либо слишком отвлеченными и не относящимися к делу (что его, кстати сказать, очень раздражает). 

Логика Жукова в этом плане ему представляется самой оптимальной и убедительной. Высказываясь о чем-либо, Есенин не претендует на объективность собственного мнения — для него гораздо важнее совпадение его мнения с мнением окружающих. Любит порассуждать на отвлеченные темы, но глубоким философом себя не считает: делает это "под настроение", для собственного удовольствия. Заучивать учебный материал, разбираться в логических понятиях Есенину очень трудно. Дать логическое определение собственными словами... — с этим к нему лучше вообще не обращаться. Лекции на научную тему —тоже не по его части. Если когда-либо Есенину приходится делать научный доклад, читать лекцию или сдавать экзамен по теоретическим или техническим дисциплинам, всегда старается с юмором "обыграть" собственную беспомощность. (Правда, это его не всегда выручает. Например: во время преддипломного экзамена по электронике студент-Есенин, получив от преподавателя транзистор, имел неосторожность воскликнуть: "Ой, какие у него проволочки! Как усики у муравьишки!") Редко случается встретить представителя этого типа, преподающего теоретические дисциплины. (Разве что, на самом примитивном уровне, для детей младших классов.)

Блок ИД*7-я позиция*Наблюдательная функция* "Интуиция возможностей" 

Есенину нравятся люди "с возможностями", люди "с потенциалом". Любое новое знакомство Есенин в первую очередь оценивает именно с этих позиций. Человек, не умеющий себя преподнести, ему не интересен. Зато от знакомства с интересным для себя, человеком Есенин возьмет все — и интересное общение, и приятное времяпрепровождение, и помощь в нужном деле, и ценную информацию, и ценные связи — словом, все. 

У Есенина есть потрясающий "нюх" на неудачников. Неудачники Есенина не интересуют. Общение с ними он считает непозволительной для себя роскошью. Прекрасно оценивает перспективные возможности человека, причем оценивает не только то, кем он является сейчас, но и кем он может и, главное, хочет быть. Именно поэтому Есенин с таким уважением относится к перспективным планам, целям и задачам своего дуала Жукова, именно поэтому чувствует себя с ним защищенным. Со своей стороны Есенину тоже есть, что предложить: он тоже умеет представить свои способности в самом выгодном свете (причем, нередко в этом блефует). 

Даже говоря о своих проблемах, Есенин не боится показаться неудачником: он всегда найдет способ списать свои неудачи на кого-то другого и представить себя человеком, несправедливо обделенным заслуженным вниманием. Есенин подсознательно наблюдает, какие возможности предоставляют ему та или иная ситуация, те или иные отношения. Всегда и везде завязывает массу знакомств. Важных или незначительных — не имеет значения: любое из них может оказаться для него полезным. С возрастом Есенин становится избирательнее в выборе окружения. Сразу оценивает потенциальные возможности каждого, стараясь избегать обременительных в будущем отношений (чтобы не пришлось тратить время на ненужное общение). Держит в памяти огромное количество сведений о каждом из своих знакомых, постоянно пополняет их новой, самой разнообразной информацией, чем иногда создает впечатление патологически любопытного человека.

Любит рекламировать таланты, способности и возможности своих знакомых Не упускает случая упомянуть о важных связях, но как бы вскользь, чтобы не заострять на этом внимания собеседника (Старается быть предусмотрительным и не рассказывать о себе ничего лишнего) Неприятно себя чувствует, когда его напрямую просят оказать какую-то протекцию. С одной стороны, неудобно отказать человеку в помощи, с другой — страшно делиться ценными связями (как бы не пришлось потом самому оказаться "не у дел"). Именно поэтому Есенин очень осторожен в обещаниях и предложении услуг. Не огорчается, если к нему редко обращаются за помощью, хотя часто выражает по этому поводу сожаление Охотно помогает только в том случае, если это не мешает его собственным планам, и только тем людям, на чью помощь и поддержку рассчитывает сам (Охотнее всего Есенин помогает своему дуалу Жукову, чьи достоинства он довольно быстро оценивает и чьей дружбой почти сразу начинает дорожить.) 

Есенин строго следит не только за тем, чтобы его не "обошли", но и чтобы не "обнесли" шансом Он всегда живо интересуется перспективными планами своего окружения и особенно тем, какое место в этих планах отведено лично ему. Есенин не будет просить за себя — он просто "творчески" обидится, если о нем не позаботятся. Заставит "вписать" себя в любую программу и не потерпит, чтобы его оттуда "вычеркнули". "Вписавшись в программу", Есенин иногда начинает "тянуть шансы" на себя, — старается обратить максимум внимания, занять максимум времени, не оставляя места другим (у Есенина есть свои способы "работать локтями"). Иногда у него возникает желание быть одновременно в разных местах — ему вдруг кажется, что он слишком долго сидит на одном месте и тем самым упускает возможности, которыми, может быть, сейчас пользуется кто-то другой. 

Иногда ему хочется узнать границы дозволенного и он позволяет себе более чем смелые выходки Всегда радуется и с восторгом рассказывает, если какая-то шалость благополучно сошла ему с рук. Есенин подсознательно как бы зондирует почву любой ситуации, как бы нащупывает ее "критическую точку". Подсознательно "дирижируя" ситуацией, Есенин может обострить кризис, может его сгладить, может приблизить, может оттянуть. Этим он "работает" не только на себя, но и на своего дуала Жукова. Жуков "заведует" расстановкой сил в пространстве, Есенин — расстановкой сил во времени. 

Блок ИД*8-я позиция* Демонстративная функция* "Этика отношений" 

Есенин не берет на себя роль этического аналитика, не утруждает себя рассуждениями о морали и нравственности. В случае, если сталкивается с откровенно неэтичным поступком, с удовольствием предоставит его на обсуждение окружающим, и уже по их оценке составляет о нем собственное мнение. Есенин способен сколько угодно обсуждать этику поведения окружающих и выражать свое отношение к происходящему, но на тему морали и нравственности предпочитает не высказываться. По большому счету аспект этики отношений у Есенина сводится к двум планам: этика поведения и эмоциональное отношение к субъекту. 

Собственный моральный кодекс Есенина либо рассредотачивается между этими двумя направлениями, либо вообще ни в одно из них не вписывается. Поведение Есенина отличается демонстративно выраженным "прекраснодушием". Особенно ярко это проявляется, когда отношения еще только начинают формироваться. Есенин стремится показать себя с самой наилучшей стороны: выражает искреннее восхищение талантами партнера, равно как и глубочайшую доброжелательность, радушие, участие, соболезнование, расположение и т. д. и т. п. Разумеется, такой активный расход душевных сил заставляет Есенина как можно скорее и точнее оценить потенциальные возможности своего партнера и развивать свои с ним отношения соответственно сделанному выводу. (Этические взаимоотношения для Есенина — это всегда еще и поиск "крыла", поиск покровителя, защитника и заступника. Есенин не видит ничего предосудительного в том, чтобы окружающие оказывали возможную помощь в решении его проблем. Поэтому он их не считает нужным скрывать и не мешает всем желающим принимать в них посильное участие. 

О собственном благополучии Есенин говорит очень осторожно, "с оглядкой", в то время как о своих проблемах говорит много и охотно. Но только с теми, кто может ему реально помочь.) Есенин может сколько угодно говорить о собственном одиночестве, но он не позволит себе быть действительно одиноким — это занижает его самооценку: невозможно, чтобы человек такого яркого обаяния, такого сильного эмоционального воздействия не создал себе достойного окружения, способного оценить его духовную красоту и одарить взамен "красотой физической". Нельзя также исключать и те многочисленные связи, которые Есенин в изобилии завязывает и на уровне дружбы, и на уровне знакомств, благодаря которым он никогда не испытывает дефицита общения. И тем не менее, Есенин ищет в любых отношениях стабильности, хотя со своей стороны не всегда считает возможным (или нужным) ее предоставить. Развитие этических взаимоотношений Есенина зависит от того, насколько стабильны его интерес и симпатия к партнеру. 

Есенин уважает в партнере силу, уверенность в себе и стремление не останавливаться на достигнутом. Поэтому Жуков — единственный, кто может рассчитывать на стабильность этических отношений с Есениным. У представителей других типов мало шансов надолго завоевать его расположение. Именно Жукову Есенин оказывает самую действенную поддержку: создает удобный эмоциональный фон, разряжает излишнее напряжение, расслабляет его, выстраивает ему этическую защиту, предостерегает относительно "подозрительных" и возможно опасных людей. Таким образом, Жукову остается только распределять свои силы соответственно есенинской "наводке". Представители других типов оценивают есенинскую "наводку" как пустую сплетню или совершенно ненужные сведения. Жуков — единственный, кто может оценить эту информацию по достоинству и отплатить за нее доверием и признательностью.



Категория: Соционика | Добавил: Александр (2009-10-16)
Просмотров: 1367 | Теги: ИЭИ, Есенин, соционика, описание ТИМа | Рейтинг: 3.0/2
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]