Описание ТИМа СЛЭ - Жуков, часть 1 - Соционика - Каталог статей - Personal site
Пятница, 2016-12-09, 8:22 PM
Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход

Семейный сайт Петровых

Страницы сайта
Категории раздела
Познавательное [3]
Познавательное
Развлекательное [7]
Анекдоты, игры, задачки,...
Соционика [32]
Материалы уголка соционики
Наш опрос
Ваш любимый семейный отдых
Всего ответов: 39
Форма входа

Каталог статей

Главная » Статьи » Соционика

Описание ТИМа СЛЭ - Жуков, часть 1

Сенсорно-логический экстраверт - "Жуков"

Блок ЭГО*1-я позиция Программная функция* "Волевая сенсорика"

"К сильному прислушиваются далее тогда, когда он говорит шепотом "(Александр Лебедь). Сила, власть, целеустремленность, упорство и настойчивость — основные программные ценности представителей этого типа. Именно поэтому они великолепно оценивают силу и "волевой потенциал" каждого человека. Обращают особое внимание на тех, кто стремится к власти, и стараются никому не уступать "волевую инициативу". Основной ориентир, занимающий внимание Жукова, — силовое соотношение в сложившейся социальной структуре и собственный силовой приоритет. Иными словами, на протяжении всей своей жизни осознанно или подсознательно, независимо от рода занятий и интересов представитель этого типа постоянно задается вопросом: "кто — кого?". Вся "Волевая сенсорика" Жукова рассматривается в аспекте: "Либо я — их, либо они — меня". (" Я был маленький — меня отец "тюкал", теперь я вырос — я его "тюкаю".) 
Ощущение своей физической силы, ощущение собственной власти, собственных полномочий имеют для Жукова исключительную значимость. Он уважает власть, уважает силу, уважает любую иерархическую систему, потому что там все держится на "правильной", в его понимании, расстановке сил. Жуков всегда старается найти себе применение в рамках уже существующей, главенствующей системы. Это — первая стадия в любых его начинаниях, это его "программа-минимум", его первая цель. "Волевая" программа Жукова заключается в последовательном достижении реальных, быстро осуществимых целей всеми возможными средствами. ("Цель оправдывает средства".) Конечная цель Жукова — занять в системе иерархий главенствующее место. 
Не важно, кем он сейчас является, — лидером оппозиции, начальником отдела или "командиром звездочки": он всегда ощущает себя человеком, наделенным властью и полномочиями. В рамках вверенного ему участка он неуязвим, он — беспрекословный авторитет, он — Бог и царь. Даже работая в отделе рядовым служащим, Жуков, поставивший перед собой "высокие цели", может в кратчайший срок подчинить своему влиянию начальство (иногда это ему выгоднее, чем самому возглавлять отдел). 
Организация силовых структур и лидерство в ней — одна из социальных функций представителя этого типа. Внедрение в систему, поиск единомышленников в рамках системы, внедрение в сферу важнейших влияний и важнейших деловых интересов с последующим введением туда "своих людей", деятельность которых он будет контролировать, координировать и которые в нужный момент будут ему подчиняться, — все это не что иное, как создание собственной структуры в рамках уже существующей системы: последовательный и поэтапный захват власти методом "постепенно сжимающегося железного обруча". На цели, не отвечающие конечным задачам, Жуков не разменивается. Более того, он не даст себя сбить с толку. (Например, оппозиционная система его заинтересует только в том случае, если она имеет реальные шансы захватить власть. К диссидентскому движению он примкнет, если увидит для себя реальную и безопасную возможность заработать "политический капитал" или последующую возможность возглавить оппозицию.) 

Положение "шестерки" для Жукова абсолютно неприемлемо — этого он больше всего боится и будет стараться всеми силами не допустить. Жуков совершенно не способен кого-либо просить об услуге: он ощущает себя в этот момент униженным. Поэтому он старается всегда так построить ситуацию, чтобы заставить других сделать то, что ему нужно (метод "железного обруча" в миниатюре). Совершенно немыслима для Жукова ситуация, когда его "держат за фрайера" — это больше, чем удар по самолюбию, это крах всей его программы. Часто создается впечатление, что он "зациклен" на понятии "уважение — неуважение". Он постоянно и повсеместно требует признания собственного приоритета (что само по себе уже является признаком его внутренней неуверенности в себе). Чем больше он внутренне ощущает себя "шестеркой", тем большего внимания и почтения к себе требует.

Очень боится быть зависимым. Зависимость для него — показатель слабости. Умеет заставить зависеть от себя — считает это показателем силы. (Любит предлагать свои "ценные" услуги, любит быть "нужным" человеком, умеет "припомнить" оказанную услугу и умеет востребовать должок.) Постоянное его стремление захватить большую власть и расширить область своего влияния диктуется не только неудовлетворенными амбициями, но и внутренним требованием застраховать себя от ситуации вынужденного подчинения. ("Либо я — его, либо он — меня".) 

Всю свою жизнь он как бы нарабатывает дополнительный "запас прочности". Он не просто "притесняет на пустом месте": он старается захватить побольше "впрок" — на случаи, если его заставят что-либо уступить, ему будет не так обидно — он уступает вроде как чужое, а не свое. Качество, повсеместно проявляющееся у представителей этого типа, — захват административных, материальных и, главное, территориальных преимуществ. 

Завоевание пространства для Жукова — задача первостепенной значимости, причем осуществляется им самым естественным и потому не всегда осознаваемым образом. Будет ли это захват лишнего места на коммунальной кухне или лишнего метра на бельевой веревке, Жуков будет глубоко неудовлетворен, если вместо него это сделает кто-то другой. Для представителей этого типа заполнять собой пространство — самое естественное состояние. (Часто, сам того не замечая, Жуков выбирает для себя центральное место в пространстве — может, например, выдвинуть для себя кресло на середину комнаты и, общаясь с теми, кто сидит вдоль стен, очень хорошо себя чувствует — как на троне) Иногда Жуков подготавливает себе "поле деятельности" вполне осознанно. Например, задумав съездить "на разведку" в чужой город или чужую страну, набирает себе "поручения от знакомых своих знакомых", что дает ему возможность нанести визит совершенно чужим людям, расспросить их про житье-бытье, про себя рассказать, нужные знакомства завязать, пожить у кого-нибудь денек-другой, а там глядишь, он уже свой человек, и в следующий раз приезжает сюда как к близким родственникам.

В быту Жуков довольно часто завоевывает пространство с помощью шумов и звуков. Для Жукова-ребенка характерно перекрикиваться с родителями через весь двор — в эту минуту он чувствует, что владеет всем окружающим пространством. Для Жуковых-новоселов (особенно жителей южных стран) очень характерно сразу же по вселении “врубить” музыку на полную громкость, да еще и дверь своей квартиры настежь распахнуть, чтобы у соседей не оставалось иллюзий относительно того, кто здесь хозяин. По той же причине некоторые Жуковы сами очень недолюбливают "музыкальных" соседей: могут по всему дому организовать сбор подписей для того, чтобы их выселить. 
Расстановка сил у Жукова всегда очень примитивная: "или — или", другой альтернативы нет. Объясняется это тем, что он всегда сосредоточен на одной, близкой цели — либо он ее берет, либо нет ("Либо пан — либо пропал"). Этому, по большому счету, и подчиняется вся его система отношений: "Либо лидер — либо "шестерка"; "Либо хозяин — либо никто". В его системе расстановки сил есть только два силовых полюса: сильный и слабый. Жуков предпочитает быть в сильном полюсе, но оказавшись в слабом, умеет признавать свое поражение и подчиняться победившей его силе. Жуков отличается исключительной работоспособностью и настойчивостью, которая возрастает пропорционально количеству препятствий. 

Никому не позволяет сомневаться в своем праве руководить людьми. Говорит, как декларирует — уверенным, командным голосом. Не позволяет себе быть снисходительным (считает, что это ему может слишком дорого обойтись). Предпочитает только требовать, Пользуется любой возможностью проявлять свои волевые качества — решительность, настойчивость, непреклонность, заявляя о себе, как о строгом, но справедливом лидере. Жуков великолепно проявляет себя как руководитель-организатор: точно оценивает уровень квалификации каждого и с каждого спрашивает по максимуму. Распределяет работу так, чтобы расстановка сил была оптимальной. Задает самый интенсивный темп работы, с тем чтобы получить наиболее продуктивную отдачу за минимальное время. В обычных условиях Жуков чувствует себя как бы "не в своем режиме", но в экстремальной ситуации активизируется и мобилизуется. По этой же причине любит создавать атмосферу психологического напряжения — это его как бы развлекает. Любит рассказывать страшные истории, любит "сгущать краски", насаждать паническое настроение, с удовольствием распространяет слухи, которые часто бывают преувеличены. 

Обстановка экстремальности Жукова приятно тонизирует, именно поэтому он иногда специально ужесточает дисциплинарные условия и держит своих подчиненных в постоянном напряжении. Даже в спокойную будничную работу Жуков-руководитель часто привносит обстановку ничем не обоснованной экстремальности: так удобнее ему самому, а следовательно, как он считает, удобно и другим. Предпочитает коллегиальное обсуждение решений, но окончательное решение, равно как и ответственность за него, принимает сам. "Выиграл сражение не тот, кто дал хороший совет, а тот, кто взял на себя ответственность за его выполнение и приказал выполнить" (Бонапарт). 
Жуков любит и умеет брать на себя ответственность. Быстро схватывает создавшуюся ситуацию и расстановку сил, принимает решение и действует. Умеет рисковать, идти "ва-банк". Мало подвержен страху. Чем опаснее ситуация, тем он собраннее и решительнее. В экстремальных условиях его воля, решительность, смелость и практичное мышление помогают найти выход. В критических ситуациях призывает к решительным действиям, к "наращиванию силового потенциала". (Легкомыслие и беспечность — качества, с которыми, по его мнению, надо бороться.) Предпочитает действовать хладнокровно и предельно энергично, отвечая на удар двойным ударом. В случае внешней физической опасности склонен предусмотрительно ретироваться. Но если, в силу обстоятельств, пришлось ввязаться в конфликтную ситуацию, предпочитает не отступать, а бороться до конца, даже в ущерб собственным интересам. (Главное — победа любой ценой.)

Не склонен приспосабливаться к партнеру, только диктовать. Обычно старается быть вежливым и выдержанным, но если задевается его самолюбие, не в состоянии скрыть своего раздражения. Находясь в "ущемленном" состоянии, внутренне нервничает и упорно ищет выхода из создавшегося положения. В коллективе часто берет на себя функции неформального лидера, тайного контролера за ситуацией, в критическую минуту предпочитающего оставаться в тени. 

О целесообразности действий, о волевых качествах, о необходимости мобилизовать свои силы говорит тоном, не терпящим возражений. Любит рассуждать о дисциплине, о необходимости воспитывать волевой и целеустремленный характер. Постоянно держит свое окружение в напряженном, мобилизованном состоянии. Требовательный по отношению к себе и другим: людей, не выполняющих своих обещаний, не уважает. В его глазах они ровным счетом ничего не значат. Своего презрения к ним не считает нужным скрывать. Уверен в собственной силе и значимости, равно как и в своем общественном предназначении. Азартен, склонен к соперничеству и соревнованию. Всем повсеместно и постоянно навязывает свои жизненные ценности как некую, не подлежащую сомнению, абсолютную истину. Часто и с удовольствием говорит о "грубой реальности", ценит в себе умение воспринимать жизнь такой, "как она есть". Охотно делится своим жизненным опытом, часто слишком назойливо поучает тому, "как надо жить". Всегда знает "как надо" и "как не надо".

Блок ЭГО*2-я позиция *Творческая функция* "Логика соотношений" 

"Знание — сила". В системе основных ценностей, присущих интеллекту этого типа, аспект логики соотношений является одним из важнейших — он реализует программу интеллекта, а следовательно, самым органичным образом в нее вписывается. Сведущий человек, по мнению Жукова, защищен. Человек, не имеющий необходимой информации, беззащитен. Поэтому сбор нужной информации для Жукова так же важен, как и наращивание силового потенциала. (Для Жукова во многих случаях — это одно и то же) Особо важную для себя информацию Жуков может и купить, и получить обманом или хитростью. Может заполучить ее ценой "незначительного" (для себя) волевого давления, например "взять на испуг". Информация — это всегда ценность, независимо от того, нужна она или нет: "Путешествуя по незнакомому городу, следует его хорошо изучить — на тот случай, если его придется когда-нибудь завоевывать" (Наполеон Бонапарт). 

Огромную услугу в сборе информации оказывает Жукову его дуал Есенин, который всегда в курсе всех событий, имеет массу нужных и ненужных знакомств, способен с ненавязчивой легкостью разговорить самого некоммуникабельного человека и со свойственной ему исключительной любознательностью выспросить у того все, что ему нужно, и все, что ему может пригодиться. Волевое давление Жукова часто реализуется методом логического убеждения. Для этого он от природы наделен гибкой, манипулятивной логикой, которая в первую очередь служит целям и интересам его волевой программы. 

Вынося свое суждение о каком-либо предмете, Жуков далеко не всегда бывает объективен, поскольку прежде всего исходит из собственной, "программной" расстановки сил, из личных интересов и собственных целей. Поэтому, дискутируя с Жуковым, нужно постоянно иметь в виду, что приводимые им факты служат не для объективного выяснения истины, а для неоспоримого признания его личной точки зрения и его системы взглядов. Спорить с Жуковым и неприятно и нецелесообразно. Сразу становятся очевидными тенденциозность и спекулятивность его доводов, склонность к упрощенным выводам, стремление решить проблему методом "Да — нет". Создается впечатление, что для него нет полутонов. Есть только "черное" и "белое" Например, неприятно обсуждать с Жуковым какие-то личные планы, он всегда будет сопоставлять их со своими собственными целями и исходить из возможностей своих собственных успехов. 

Жуков никому не позволит себя обскакать хоть на полголовы, никому не позволит "застолбить" ту "золотую жилу", до которой у него лично еще не дошли руки. Вся его логика, все его аргументы, вся сила его убеждений будет направлена на то, чтобы доказать человеку, что этого делать не надо. Никогда ни одного совета он, Жуков, не даст в ущерб собственным интересам. Объективные истины используются им не для абстрактного размышления, а как средство целенаправленной аргументации. 
Свою точку зрения он будет навязывать и доказывать наперекор общему мнению, используя для этого все допустимые и (скорее всего) недопустимые формы ведения спора: способен повышать голос, использовать эмоциональное или физическое давление: в споре ищет не истины — ищет победы. Когда не находит средств убедить оппонента, обращается к свидетелям спора, чтобы высмеять или скомпрометировать противника. Считает себя обязанным одерживать победу любым путем. Часто находит возможность оставить последнее слово за собой, разгромив противника одной репликой или фразой, сказанной в подходящий момент. 

От природы наделен хорошей памятью. Имеет собственное представление по каждому вопросу и умеет его обосновать. Широко применяет известные факты, статистические данные, примеры из истории. При рассмотрении вопроса не упускает из виду даже самые незначительные детали. Если готовится к спору, заранее выбирает лучший вариант доказательств, старается все предусмотреть и проработать, часто даже математически просчитать. 

Большое внимание обращает на достоверность источников информации. Если нужно, может подбирать информацию исключительно аккуратно и педантично. Сомнительными источниками информации предпочитает не пользоваться. Разумеется, знания нужны представителям этого типа не только для того, чтобы побеждать в споре и любыми средствами завоевывать авторитет. Умение логически мыслить — важнейший инструмент его интеллекта.

Представители этого типа охотно и с удовольствием учатся всю жизнь — постоянно и повсеместно. К любому начинанию подходят очень обстоятельно, собирают и анализируют всю необходимую информацию, повышают уровень своей квалификации. Много и с удовольствием работают над собой. Имеют широчайший круг интересов. Далеко не всегда научные изыскания Жукова стимулируются ожиданием чинов и наград, хотя документальные подтверждения его авторитета — дипломы, грамоты и другие знаки отличия, безусловно, очень важны. (Жуков очень внушается признанными авторитетами и очень любит подтверждать свой авторитет документально, хотя качество полученного образования для него гораздо важнее, чем свидетельствующий об этом документ.)

Блок СУПЕРЭГО*3-я позиция*Нормативная функция* "Интуиция возможностей" 

Программа "силового приоритета" постоянно требует от Жукова умения быть дальновидным, предусмотрительным и расчетливым во всех своих действиях. Любой промах оборачивается для него поражением собственных планов, крушением карьеры и низложением из лидеров в "шестерки". Жуков, играя "по-крупному", "по-крупному" и проигрывает. 
Ему, как любому сенсорику, свойственно стремление высказываться предельно конкретно и ясно, что неизбежно заставляет его сболтнуть что-нибудь лишнее, которое потом может обернуться против него. Часто говорит: "Язык мой — враг мой". Он может сколько угодно развивать в себе такие качества, как осмотрительность и осторожность в общении с малознакомыми людьми, но он никогда не разучится говорить конкретно, сосредотачивать свое внимание на конкретном изложении мысли, на конкретных доводах и фактах. Например, Жуков-посредник говорит: "Наша фирма предоставляет вам скидку на оплату дорогостоящих и сверхсрочных медицинских услуг. За это вы нам будете ежемесячно платить..." — "Позвольте, — возражает оппонент, — я должен платить только за скидку на оплату услуг, которыми я в ближайшие годы и пользоваться-то не собираюсь?! Так во сколько же мне обойдется такая "скидка"?!" 

Где-то в своих аргументах Жуков обязательно дает "козырь" против самого себя. Его логика слаба интуитивно, хотя бы потому, что слишком сильна своим волевым напором. Его аргументы — это всегда какая-то сиюминутная выгода. И убедительность его основана не на действительной, а на желаемой, подтасованной базе данных. (Благодаря своему умению убеждать с помощью стройно подтасованных фактов, представители этого типа великолепно работают посредниками во всяких сомнительных коммерческих мероприятиях, могут очень бойко торговать "дырками от бубликов", в чем и бывают нередко уличены.) Впрочем, если бы при такой сокрушительной волевой сенсорике, Жуков был бы еще и неуязвим по интуиции... К счастью, в природе такое невозможно. 

Как бы Жуков ни старался развивать эту функцию, она никогда у него не будет достаточно сильной. Случается, он этим даже ослабляет свою программу: начинает выжидать и просчитывать шансы там, где надо действовать волевым напором и натиском. Увы, одно исключает другое. В любом случае Жукову приходится принимать во внимание расчеты по аспекту "интуиции возможностей", особенно на ранних стадиях общения. 

Жуков очень осторожно завязывает новые контакты. Напряжен и насторожен в общении с новыми людьми: с одной стороны, контролирует свое поведение, стараясь произвести максимально благоприятное впечатление, с другой — постоянно наблюдает за собеседником, стараясь соотнести его волевой потенциал со своим собственным. Часто сам создает ситуацию, позволяющую ему быстро определить возможную расстановку сил: постарается каким-либо образом заявить свои права на лидерство и посмотреть, какова будет реакция. Иногда старается повернуть ситуацию так, чтобы сразу же поставить собеседника в зависимость от себя. Иногда это делается по привычке — такой уже сложился стиль общения, иногда — в целях "разведки" допустимых возможностей.

При своей внешней прямолинейности Жуков способен проявлять чудеса приспосабливаемости. Очень конформен. Умеет так быстро перенимать главенствующую общественную идеологию, что даже у тех, кто знает его недолгое время, возникает уверенность в абсолютной его беспринципности. Наметив себе цель, никогда не идет сразу напролом. Наоборот, может разыграть роль абсолютно незаинтересованного человека, одновременно прикидывая возможные способы воздействия. Постарается использовать личное обаяние или будет воздействовать через друзей и знакомых, — одним словом, ищет "рычаги влияния", опираясь на уже сложившиеся системы связей и иерархий, стараясь найти "нужного человека" в "нужном клане". (Стратегия "сжимающегося железного обруча".) 

Свою силу попусту не расходует — применяет только в случае необходимости. Любит разыгрывать роль "покровителя-благодетеля". Этакого "крестного отца" (вообще, "отца родного" — "Ленин и дети"...) Будучи профессиональным политиком, великолепно умеет лавировать и маневрировать, но никогда не теряет "свою линию". Не идет дальше кратковременных уступок. Выстраивает свою стратегию, рассчитывая на умение импровизировать и на удачу: "Главное — ввязаться в бой, а там посмотрим". 
Не любит работать в условиях жестких рамок. Ему нужны свобода действий и масштабность. Его планы динамичны, они постоянно корректируются реальными обстоятельствами. Опасается несвоевременных действий, по возможности, ведет выжидательную тактику, приберегая инициативу для решительного прорыва в нужный момент. Выслушивает всех, от кого можно получить дельный совет. Любит беседовать со специалистами и у них учиться. О планах на будущее старается говорить уверенно и с оптимизмом, хотя далеко не всегда уверен в счастливом исходе. 

Не позволяет себе говорить о собственной неудачливости и невезучести даже в кругу самых близких друзей. (В дуальной паре Жуков — Есенин неудачники не очень высоко котируются, поэтому Жуков сделает все возможное, чтобы это скрыть.) Никого не допускает к своим связям. Ни в коем случае не раскрывает своих знакомств, хоть и стремится произвести впечатление человека, у которого "все схвачено". У него действительно "все схвачено", но только для себя и для "своих" — качество, которое очень привлекает к нему его дуала Есенина. 

Блок СУПЕРЭГО*4-я позиция*Мобилизационная функция* "Этика отношений" 

Относительно собственных этических качеств Жуков не строит иллюзий, поскольку знает за собой такие неприятные черты, как изначальная подозрительность и привычка предполагать наихудшие мотивы в поступках людей (следствие того, что аспект "этики отношений" и "интуиции возможностей" находятся у него на очень слабых и уязвимых позициях). Исходя из собственных этических "комплексов" — страхов, недоверия и недопонимания, Жуков как раз и формирует свои личные взаимоотношения и это одна из серьезнейших его проблем. 
Жуков постоянно беспокоится, что его собственные этические "несовершенства" слишком заметны окружающим и разрушают тот "положительный" образ "строгого, но справедливого лидера", который он старательно выстраивает в соответствии с программой своего интеллекта. (А относительно "этичности" собственной "волевой" программы Жуков действительно не строит иллюзий — о каких этических правах и о какой свободе выбора может идти речь при "жуковском" единовластии и единоволии? При его неуступчивости и диктате по отношению к партнеру?) 
Для Жукова исключительно важно отношение к его мнению и его авторитету — для него это гораздо важнее, чем для представителей других психологических типов. Поскольку ум и сила — главнейшие его ценности, для Жукова очень важно, чтобы это было оценено не только им, но и другими. Для Жукова также важно, чтобы его воспринимали не только таким, каким он кажется, но и таким, каким он может быть, если к нему относиться хорошо. Важно, чтобы воспринимали и оценивали не только его самого и не такого, каков он есть, а его позитивный этический потенциал. (Именно то, что хорошо видит и оценивает его дуал Есенин.) О том, каким он может быть хорошим, Жуков обычно говорит сразу, но полунамеками. Он достаточно умен и предусмотрителен для того, чтобы не говорить об этом открытым текстом. Кроме того, хвалить себя ему кажется и нескромным, и неприличным (ведь подсознательно он настроен на своего дуала, который это и так хорошо видит). Жукову очень важно быть правильно понятым, особенно теми людьми, которых он предполагает к себе приблизить. Такому человеку он охотно может рассказать о своем характере, о том, как он обычно реагирует на те или иные поступки, что ему нравится в людях, что нет. Жукову очень важно, чтобы в его поступках люди не предполагали дурных намерений. Жестокость и подозрительность он приберегает для врагов, а друзьям он готов в любую минуту доказать свое хорошее отношение делом. Даже если его другу потребуется помощь, оказав которую, он рискует навлечь на себя серьезные неприятности, Жуков может со своей стороны предложить эквивалентную услугу, но уже без последствий для себя. (Например, если для его друга потребуется подписать гарантийное обязательство, Жуков скорее всего откажется, но взамен может одолжить крупную сумму денег на продолжительный срок.) Жуков готов помогать не только своим друзьям, но и друзьям своих друзей, разумеется, рассчитывая, что при случае люди ему отплатят тем же. И все-таки Жукову мало быть уважаемым, важно еще и быть любимым. "Влюбиться не главное, главное — в себя влюбить". Основная проблема личных взаимоотношений Жукова как раз в том и заключается, что он далеко не всякому доказательству любви верит. Выстраивая свои отношения относительно несколько заниженной этической самооценки, Жуков очень боится сократить психологическую дистанцию, боится, что при ближайшем рассмотрении его сочтут малопривлекательным субъектом. Такой подход к делу заставляет его действовать в этическом плане очень напряженно, противоестественно и нелогично. Часто, едва добившись расположения, он сам первый разрушает отношения (мужчины этого типа активно сокращают дистанцию физически, но не этически). Представителям этого типа довольно трудно формировать свой личные отношения еще и потому, что, по большому счету, они имеют весьма отдаленное представление о том, как это надо делать. (В неопределенной этической ситуации чувствуют себя совершенно беспомощными и дезориентированными.) Следуя своему правилу контроля за любой инициативой, Жуков создает себе массу этических проблем хотя бы уже тем, что не допускает свободы выбора для своего партнера (подразумевается психологически несовместимый партнер). Жуков начинает слишком сильно давить на него своим мнением, своей властью, авторитетом: он все решает за партнера, все за него продумывает, ставит его в жесткие условия, не допуская ни малейших возражений с его стороны. (Например, может сразу жестко оговорить время и продолжительность свиданий — "по вторникам и четвергам с часу до двух — иначе мне неудобно!"; может настаивать на определенных условиях встреч: "Если случайно где-нибудь встретимся, мы с тобой не знакомы. Никто не должен знать, что мы встречаемся". Причем Жуков может так поступать вовсе не потому, что он, например, женат. Но даже если он сейчас и свободен, не исключено, что в будущем он женится на ком-то другом, а сейчас он опасается, что его нынешняя связь возможно повлияет на его будущие семейные отношения. Как любой иррациональный сенсорик, Жуков развивает свою интуицию и старается быть предусмотрительным, даже в ущерб своим сиюминутным отношениям. А то, что таким поведением он глубоко обижает и разочаровывает своего партнера, — это уже второй вопрос, но именно он-то и оборачивается проблемой.) Серьезную ошибку совершает Жуков, пытаясь взять на себя этическую инициативу. Ему мало того, что он желает быть воспринятым не таким, какой он есть, а таким, каким он хочет казаться. Он еще на этой, довольно неустойчивой основе пытается сам моделировать свои отношения. И, разумеется, хочет, чтобы они развивались именно так, как ему нужно. Именно поэтому Жуков (особенно женщины) не прочь лишний раз повыяснять отношения. Ох, не надо бы ему этого делать! Ничего хорошего он для себя не выяснит. Ведь хорошие отношения Жукову и так ясны — он их чувствует, а плохие и выяснять незачем. Зачем ему выслушивать о себе неприятные вещи? — Ведь говорить ему о том, какой он плохой, значит, усугублять его комплексы, занижать его самооценку и превращать его в того монстра, каким ему его описывают. Жукову нельзя давать повода осознавать себя "плохим" — ни к чему хорошему это не приведет. Нельзя его "тыкать носом" в собственные этические недостатки — это его только ожесточает. Нельзя ему вколачивать добро с кулаками — в такое "добро" он не верит. В силу своего пессимизма и своей слабой интуиции Жуков не принимает для себя также и идею изначального миролюбия, всеобщей доброжелательности и всеобщей любви. Жуков поверит только в то, чему сам был свидетель, и в то, что развивалось у него на глазах, а именно — в конкретные отношения с конкретным человеком, при которых он лично чувствовал себя хорошо. Со всеми партнерами Жуков чувствует себя таким, каким его оценивают. Причем об этом ему совсем необязательно говорить открытым текстом — Жуков очень хорошо чувствует оценку партнера по взгляду, по интонации, по улыбке, по выражению лица. Поэтому своей заниженной оценкой партнер может разочаровать Жукова еще раньше, чем тот начнет разочаровывать его своим поведением. Жуков очень хорошо чувствует бесперспективность и обреченность отношений и ведет себя в соответствии с этим. Жуков может продолжать отношения чисто физически или чисто формально, в то время как в духовном и интеллектуальном плане они для него уже давно закончились.. Демонстративно завышая свою этическую оценку, пытаясь представить себя лучше, чем он, как ему кажется, есть, Жуков пытается подсказать партнеру, как нужно с ним обращаться, как нужно формировать с ним отношения: только по-хорошему, только в самой доброжелательной форме. Нужно с утра до вечера говорить Жукову о том, какой он добрый и хороший: это единственная возможность помочь ему справиться со своими этическими проблемами. Именно поэтому хорошие отношения у Жукова складываются только в партнерстве с его дуалом Есениным, который, от природы будучи наделен сильной интуицией и оптимизмом, позволяет себе роскошь воспринимать людей именно такими, какими они себя преподносят. Искренне восхищаясь талантами и достоинствами Жукова, Есенин резко завышает его самооценку, чем и поднимает авторитет Жукова в его собственных глазах. Жуков будет глубоко благодарен тому, кто убедит его в том, какой он в действительности хороший; тому, кто внушит ему, что он — самый лучший. Жуков всеми силами постарается подтвердить это мнение.

дальше

Категория: Соционика | Добавил: Александр (2009-10-07)
Просмотров: 1086 | Теги: Жуков, соционика, СЛЭ, описание психотипов, тим | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]